Алексей Балановский: К третьей волне коронавируса мы готовы

Алексей Балановский: К третьей волне коронавируса мы готовы

Алексея Балановского, депутата Думы города Томска, многие томичи знают лично. Восемь лет он работал заместителем мэра по социальным вопросам, сейчас работает главврачом Детской больницы №1. С ним мы решили поговорить не только о городских проблемах, но и обсудить, как справилась томская система здравоохранения с эпидемией и когда же наконец-то у нас выработается коллективный иммунитет. Об этом мы говорили с Алексеем Балановским в прямом эфире Инстаграма ТВ2.

Алексей Балановский Фото: ТВ2

– Алексей Павлович, хочу сразу в начале разговора уточнить, почему вы член фракции «Единая Россия», но не член партии?

– Я никогда не был членом каких бы то ни было партий. Я не был членом коммунистической партии, хотя в советское время это было не так просто. Когда я стал руководителем роддома, ко мне были вопросы – как так, ты возглавляешь коллектив и не в партии. Но я не торопился вступать в ряды КПСС, а потом она и распалась. А во фракции «Единой России» я потому, что у меня там много друзей и это та партия, с которой мне как руководителю проще решать разные вопросы. Поддержка партии всегда помогала. С любой партией, которая у руля, у которой большинство, с ней, конечно, решать вопросы проще. Я баллотировался в городскую Думу от «Единой России» и ни капли об этом не сожалею.

– Алексей Павлович, вас в городе хорошо знают, потому что долгое время вы были главврачом роддома №1, затем заместителем мэра по социальным вопросам, сначала при Александре Макарове, затем при Николае Николайчуке, с 2013 года вы возглавляете Детскую больницу №1. Сейчас, спустя годы, можете рассказать, почему ушли из мэрии?

– А просто устал. Я восемь лет был заместителем мэра по социальным вопросам, а в то время у города было еще и здравоохранение, поэтому я отвечал и за него, и за образование, и за спорт, и за молодежную политику. Это было восемь лет очень интенсивной работы. Тогда мы запустили много разных проектов – развитие программы «Старшее поколение», Центр социальных инициатив, карнавалы проходили в городе, очень много всего в городе происходило. Просто, наверное, у меня случилось профессиональное выгорание. Я пришел к Николаю Алексеевичу Николайчуку и сказал, что все, больше не могу, мне надо отдохнуть и уйти на какое-то место поспокойнее.

– Вы могли наблюдать за работой нашей мэрии как изнутри, так и теперь, как депутат, и снаружи. Могли бы сравнить работу администраций города при трех разных мэрах? В какое время было наиболее эффективное управление городом, на ваш субъективный взгляд?

– Поскольку я работал в администрации при Николайчуке, то я лучше всего знаю, как она работала. И считаю, что при Николайчуке мэрия работала эффективно. Я не могу оценивать работу других мэров, это было бы не совсем правильно с моей стороны, но движение, динамика, много интересных дел было сделано именно при Николае Николайчуке.

– Давайте перейдем к настоящему времени. Я слежу за работой Думы и вижу, что вы очень часто выступаете. Могли бы вы назвать топ-3 тем, которые обсуждала недавно Дума и которые волнуют вас больше всего?

– Я бы не сказал, что я часто выступаю. Главное – это ведь какой будет результат по итогам голосования. Если выступать, то надо это делать на комитете, когда вопрос прорабатывается до заседания Думы. На самой Думе уже нет особого смысла задавать вопросы, надо лишь высказать свое мнение и голосовать.

Я бы не стал выделять какие-то три вопроса. Большинство вопросов, которые мы обсуждаем, они важные. Сейчас Дума новая, 85% новых депутатов, им пока все интересно. А для меня многие вопросы, которые поднимаются, уже хорошо знакомы. Но мне нравится, что новые депутаты пытаются вникать в проблемы досконально. Создается много рабочих групп, которые занимаются проблемами отходов, общественного транспорта, градостроительства.

– Т.е. для вас это темы, которые вы прошли на несколько кругов.

– Да, как котельная на Водяной. Я когда в 2000 году был депутатом, тогда обсуждали эту котельную. Это вечная проблема. Мы до сих пор не можем решить, уйти от котельной на Водяной, сделать там какую-то перемычку или нет. И с каждым годом это становится все дороже и дороже. Когда-то это стоило один миллион, теперь это стоит десятки миллионов.

Алексей Балановский Алексей Балановский Фото: Дума города Томска

– Про безопасность школ давайте поговорим. Я знаю, что депутаты комитета по социальным вопросам городской Думы считают необходимым возобновить ежегодное финансирование подпрограммы «Безопасное детство в безопасном городе», муниципальной программы «Безопасный город», в размере 25 млн рублей. Далее вас процитирую, вы отметили, что на этот год предусмотрено всего 1 млн 300 тысяч. При наличии такого количества предписаний, мол, вы не понимаете, как директора с этим справляются. Давайте для начала поясним – что именно входит в эту программу.

– Там несколько вопросов. Это не только видеонаблюдение и ограждения. Это и освещение, и многое другое. Это вопрос физической охраны – кто это должен делать, за какие деньги, за бюджетные или за деньги родителей. Раньше было много программ и на них выделялись деньги. Сейчас, чтобы все системы безопасности привести в нормативное состояние в образовательных учреждениях, надо порядка 600 млн рублей. И при этом всего 1,3 млн рублей выделено на этот год.

– На чем можно сэкономить при нынешнем уровне финансирования?

– На 1,3 млн рублей, наверное, не приведешь все в порядок даже в одном учреждении. Конечно, это копейки. Но я понимаю, почему так происходит. Потому что прошлый год на налоги у нас был аховый, бюджет сократили больше, чем на миллиард. А для города это катастрофическая сумма. Те субвенции, которые идут с области или федерации, они целевые, и мы не вправе ими распоряжаться. Если субвенция идет на строительство школы, то значит только на школу. Мы пытались в федеральной программе выйти с предложением дать нам денег на капремонт, но это невозможно. Федеральные программы настроены на создание новых мест. А на содержание школ и капремонт, получается, денег нет.

– Так есть представление, где взять 25 млн и, тем более, 600 млн рублей на безопасность школ и других образовательных учреждений?

– Я надеюсь, что экономика восстановится от последствий пандемии, год этот будет, конечно, тяжелым, но мы как-нибудь его переживем. Будем рассчитывать, что наверстаем в следующие годы. Мы бюджет планируем на несколько лет вперед. И, например, договариваемся, что нам строители делают сейчас, а рассчитываемся мы с ними уже из бюджета в следующем году. Есть такие компании, которые могут за счет кредитов или собственных средств отремонтировать школу, а деньги за это получить через год.

Что касается 600 млн рублей, которые необходимы, чтобы привести все системы безопасности в образовательных учреждениях в нормативное состояние, то там есть определенная загвоздка. Меня всегда сильно удивляет то, что они постоянно меняются и мы не можем угнаться за нормативами. Что в санПиНах, что в требованиях пожарной безопасности. И когда приходит проверяющий, то он смотрит на новые законы и делает предписания. Мне кажется, что закон не должен иметь обратной силы. Если мы что-то сделали в школе и это соответствовало требованиям того времени, то пусть тогда так и существует до следующего капремонта.

– А как в больницах? Такие же проблемы?

– То же самое. Когда в роддоме №4 мы ремонтировали акушерское отделение и подошли к завершению строительных работ, то вдруг появились новые санитарные требования. И хорошо, что тогда строители пошли нам навстречу и кое-что изменили. Невозможно с этим бороться.

– Давайте обсудим ситуацию со здравоохранением в Томске. В этом году система здравоохранения пережила серьезное испытание. В пик эпидемии коронавируса она не справлялась с потоком заболевших, и у томичей было много вопросов. Они пытались их задавать и городским депутатам в наших эфирах, но ответ был один – ничего поделать не можем, обращайтесь в обладминистрацию. В связи с этим у меня вопрос к вам, как вы считаете, правильное ли было решение упразднить горздрав и отдать все в область? И почему, собственно, это произошло? Оптимизация?

– Это решение было законным. Субъект федерации имел право это сделать.

– Я спрашиваю не про законность, а про целесообразность.

– Там есть, конечно, рациональное зерно – объединение финансовых средств и управления. Хотя я считаю, что и так мы всегда подчинялись облздраву. Может быть, не финансово, но попробуй ослушаться начальника департамента здравоохранения Томской области. Конечно, слушались. И, получается, было двойное подчинение. Есть начальник горздравотдела и есть начальник облздравотдела.

– Т.е. это была оптимизация?

– Не особая оптимизация. Разве что только начальника горздрава сократили, а остальных всех перевели в облздрав. Функционал ведь остается прежний. Поэтому по большому счету чиновники из одного отдела перешли в другой. Потому что с городом надо работать, это считайте половина населения Томской области, и именно здесь больше всего лечебных учреждений. Наверное, с точки зрения взаимодействия между федеральными заведениями и областными, это стало удобней рулить. В интересах пациентов это объединение сработало.

Хотя я помню, когда была эпидемия птичьего гриппа, также создавался штаб при области, Сергей Ильиных возглавлял его, и тогда все сработали хорошо – и муниципальные медучреждения, и областные. И оборудование закупили, и маршрутизация была налажена. Это разделение не повлияло на оказание медицинской помощи.

Мое личное мнение, я бы оставил городское здравоохранение. Город большой, население более 500 тысяч, есть городские депутаты, которые не могут сейчас задать вопросы местным властям, связанные с качеством оказания медицинской помощи. Теперь это не наши полномочия.

– Если по пятибалльной шкале оценивать работу томского здравоохранения в эпидемию – какую оценку вы бы поставили?

– Мне сложно оценивать, потому что я работаю в структуре здравоохранения и у меня есть вышестоящее начальство. Конечно, мы впервые переживаем подобную эпидемию. Были и ошибки, но были и успехи. Ошибки были и на уровне федерации, и на уровне региона. Из тех, что на поверхности – запрещали продавать средства защиты разным компаниям. Тесты в новосибирский Вектор возили со всей страны. Это же уму непостижимо везти тесты в Новосибирск из Владивостока или Москвы. Когда мы стали уже проводить тесты в Томске, наши лаборатории тоже захлебывались.

– Так и какую оценку вы поставите?

– После драки махать кулаками все умеют. Я считаю, что мы достойно вышли из этой ситуации. Сейчас все немного устаканилось. И, может быть, дело даже не в прививках, а в том, что многие переболели. Если я раньше получал примерно по 30 положительных результатов по детям, то теперь один-два.

​– Принято считать, что дети легче переносят Ковид-19. Так ли это, и было ли у вас специальное отделение в детской больнице №1, и где у нас детей лечат от коронавируса?

– В детской инфекционной больнице. На моей памяти ни одного тяжелого ребенка с Ковидом у нас в больнице не было. Да, это правда, что дети легче болеют. А часто бывает, что в семьях дети болеют коронавирусом, а родители даже не заражаются.

Алексей Балановский: К третьей волне коронавируса мы готовы Фото: depzdrav.tomsk.gov.ru

– Что вы думаете о 3-й волне коронавируса? Насколько мы к ней готовы?

– О подготовке. Помните, когда закрывали 4-й роддом, сколько разговоров было. Где рожать и все такое. А я считаю – правильно сделали. Надо было делать резко и решительно. Требовались места. 2-й МСЧ явно не хватало. Мы даже больницу скорой помощи закрыли под ковидных больных. Если сейчас будет резкое увеличение заболеваемости, мы к этому готовы. Сейчас и оборудование закуплено. И предложение губернатора использовать Дворец спорта – нормальное.

– Пока не дошло до этого, слава Богу…

– Пока не дошло. 4 роддом сейчас открываем. А иметь в запасе Дворец спорта, готовый на это пойти, и оборудование – это хорошая возможность. Тогда не надо будет закрывать специализированные больницы.

Я вот думаю, вирус будет постепенно ослабевать. Ему жить надо, и летальные случаи ему не нужны. Мы привыкнем к нему. Будем жить вместе с ним. На сегодня, я думаю, включая бессимптомных, процентов 30 переболели. Плюс прививки. Их пока не хватает, но они есть. Приоритет за теми, кому за шестьдесят. Потому что болеют тяжелее и больше у них летальных исходов. Поэтому, думаю, третья волна, если придет, не будет такой высокой, как вторая.

– А вы болели?

– Бог миловал. Внуки болели. Но даже их родители не заболели. Я решил, что надо прививаться. Привился Спутником. Считаю, что хорошая прививка и ждать других прививок ни к чему.

Алексей Балановский с коллегами Алексей Балановский с коллегами Фото: www.crb1-pervom.ru

– А врачи ваши прививаются?

– Многие переболели уже. А многие прививаются. Даже переболевшие собираются с течением времени прививаться. Не хотят снова заболеть. Болячка интересная. Мы ее досконально не знаем. Ни в смысле последствий, ни в смысле реабилитации.

– Тут спрашивают: 16 мутаций короны. Прививка от 16-й поможет?

– Я думаю, что не надо этого бояться. Мутации эти не такие зловредные, контагиозные (заразные). Как-нибудь прорвемся. Человечество уже проходило через подобные испытания.

– А прививки под новые мутации не нужно будет менять?

– По-хорошему, конечно, нужно. В принципе с гриппом и вакциной от гриппа мы давно работаем.

– Еще вопрос. Свекрови 85 лет. Год просидела в изоляции, боялась заразиться. Стоит ли ей проходить вакцинацию?

– Если она хочет выходить из дома, гулять, то думаю, что стоит. Я бы, наверное, привился. Я, кстати, прививался в Межвузовской больнице, и там врачи мне сказали, что люди старшего поколения переносят вакцину легче, чем молодежь. Я первый этап прививки как бы и не заметил, а после второго укола день-полтора потемпературил.

– А у вас есть какая-то статистика, сколько людей привилось в Томской области?

– Пока не много – около четырех процентов. У нас в приоритете были медики и учителя.

– При таких темпах вакцинации, как вы считаете, когда примерно мы придем к коллективному иммунитету?

– Очень быстро. Сейчас вакцина начала поступать, и когда 30-40% поставят прививки, то, считай, мы эпидемию победили. Хотя по гриппу мы считаем, если 60% привились, то эпидемии не будет. Кстати, в этом году, несмотря на эпидемию коронавируса, от гриппа тоже прививали. Если был бы микс эпидемий, то было бы все еще хуже. У меня не было в больнице тяжелых детей, если у них была прививка от гриппа.

– Еще вопрос. Два года назад вы обещали, что в 41-й школе появится спортивный зал. Но его до сих пор нет. Помните это свое обещание?

– Помню. У нас не одна 41 школа такая, а и в 16, и в 34 такие же есть проблемы. Перед ремонтом нужно сделать проектно-сметную документацию. Сейчас она уже готова, и мы ставим вопрос о выделении средств. 41 школа у нас в приоритете. Сроки назвать пока не могу, потому что сейчас нужно доделать 19 и 8 школу.

– Я подписалась на все телеграм-каналы депутатов и интересную информацию увидела у областного депутата Владимира Резникова. Он проводит акцию «Доброе сердце», по которой женщины его округа могут прийти в поликлиники ЦСМ и пройти обследование совершенно бесплатно у маммолога, эндокринолога, гинеколога и даже сделать гигиеническую чистку зубов. А городские депутаты могут позволить себе такие акции для избирателей своего округа?

– Здесь, наверное, Владимир Тихонович просто помогает, как человек небедный. Городским депутатам выделяют около 500 тысяч рублей на работу на своих округах, и мы можем где-то горку поставить, где-то помочь площадку обустроить. Но в целом это сумма небольшая, и сильно на нее не развернешься.

– Вы не первый созыв депутат Думы города Томска. Могли бы вы похвастаться своими депутатскими достижениями?

– В свое время мы закупили кровати для медицинских учреждений на 20 млн рублей. С моим участием была создана программа для инвалидов. Мы об этом много говорили, а программы как таковой не было. У нас не просто программа «Доступная среда», а это еще и интеграция людей с ограниченными возможностями в общество. Это и обучение, это и мероприятия для таких людей, это и инклюзивное образование в школах. В 54 школе на Черемошниках с Людмилой Ивановной Самохваловой мы начали вводить инклюзивное образование.

– Блиц-вопросы. Ваше отношение к гранитной набережной Ушайки?

– Хорошее. Я думаю, что когда будет завершена вторая очередь благоустройства, то будет все хорошо и мы еще будем гордиться этой набережной.

– Озеленение в Томске. Ваша оценка?

– Надо думать, чем заменять тополя. Не надо больше сажать тополя. Да, они растут быстро, раньше это было актуально, а сейчас надо думать о разнообразии. Мы рядом с больницей орешник посадили. Надо озеленять город.

– Транспортная развязка на Южной?

– Нужна. И на Степановском переезде нужна. Нужно лоббировать и попадать в федеральные программы. На местном уровне нам эти проблемы не решить.

ПОДДЕРЖИ ТВ2!

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2021 © "Мир компьютеров". Все права защищены.