Илья Азар: «Новая гордума Томска — это круто, именно так должен выглядеть парламент»

17.09.2020 16:06

Илья Азар: «Новая гордума Томска — это круто, именно так должен выглядеть парламент»

Журналист «Новой газеты» и общественник Илья Азар приехал на несколько дней в Томск. Илья пытался понять, почему в результате прошедших выборов в городскую Думу в Томске 19 из 27 мест взяла оппозиция.

С чем связывает Илья поражение «Единой России» в Томске? Испугалась ли власть «Умного голосования»? Могут ли оппозиционеры взять большинство на выборах в Госдуму? Об этом, а также хабаровских митингах, московских пикетах и штрафах читайте в интервью с Ильей Азаром.

Илья, как вы объясняете то, что произошло на этих выборах в Томске?

— Я приехал сюда, чтобы выяснить это и рассказать про это читателям. Серьезно, мне кажется, что это я могу спросить вас об этом. Так как фактически «Умное голосование» сработало только в Томске, какой-то успех был в Новосибирске. Но мощный результат, который задумывался авторами этой концепции, произошел только здесь. Видимо, поэтому объяснить результаты только «Умным голосованием» было бы неправильно. Поэтому вопрос, почему здесь проиграла «Единая Россия», скорее, к вам. Наверное, это связано с расследованием Алексея Навального, которое вышло и которое произвело больший эффект из-за того, что Алексей был отравлен именно в Томске. Люди сильнее заинтересовались этой историей, поскольку в Томске не так много событий такого уровня внимания прессы здесь происходит. И, посмотрев расследование, наверное, сделали какие-то выводы и проголосовали. Хотя один фигурант расследования все-таки прошел.

При этом в других регионах, даже в Томском районе, «Единая Россия» получила 80 % голосов. С чем связан такой уровень поддержки? Пресловутый админресурс?

— Я в день выборов ездил во Владимир. Там тоже баллотировался глава штаба Навального, но он в Думу не прошел, и там из 25 депутатов — 25 единороссы. Почему «Умное голосование» не сработало в других регионах, вопрос, скорее, к Навальному, его штабу. Все-таки и в первый год стратегия дала результаты только в нескольких регионах. То есть очевидно, что она не может сработать сама по себе: без каких-то скандалов, накаленной ситуации, какой-то заинтересованности в выборах. Просто базовое количество сторонников Навального не дает результата. То есть прошли классические выборы. Несмотря на Хабаровск, протестные настроения мало где увеличились. Так мы живем.

— Почему полыхнул именно Хабаровск?

— Я там был за год до митингов, когда на выборах в областной, краевой и городской думах полную победу одержала ЛДПР. Очевидно, что какая-то часть народа влюбилась в Фургала, хотя в моем журналистском понимании он ничего из себя не представлял. У нас вообще губернаторский корпус довольно безликий и одинаковый. Есть даже шутки, что депутаты друг на друга похожи, у многих одинаковые фамилии. Но в политике Фургала были элементы ранних 90-х: он выходил к людям, общался с ними, проводил широкие приемы. Даже с представителем штаба Навального встретился, что довольно сложно представить в большинстве регионов.

Видимо, такое нормальное человеческое обращение губернатора, которого люди назначили и выбрали, и привело к такой реакции. Но такого масштаба не ждал никто. Можно было предвидеть, что они выйдут один раз, два, три. Но то, что они будут выходить в большом количестве два месяца каждые выходные… Наверное, сейчас уже меньше людей выходит, но одно то, что они выходят, это очень круто. Такого предсказать не мог никто из экспертов. Потому что и повод достаточно сложный. Понятно, почему выходят белорусы — они хотят сменить власть в стране, изменить будущее и понимают, что если они перестанут выходить, то это им грозит новыми проблемами и репрессиями. То есть там ситуация в движении, а в Хабаровске очевидно, что губернатора, которого арестовали по статье за убийство (без разницы, совершал он его или нет), никто не отпустит и на место уже не вернет.

Зная наши суды, в лучшем случае через несколько лет ему дадут условку. Поэтому в этом смысле это достаточно бесцельные выходы. Многие рассуждали, что им нужно было выдвигать другие требования, чтобы мог быть какой-то компромисс. Но, повторюсь, такое событие довольно уникальное, так как в России ничего подобного не происходит. В Хабаровске одновременно выходит несколько тысяч человек, а в Москве задерживают участников всех одиночных пикетов.

Илья Азар: «Новая гордума Томска — это круто, именно так должен выглядеть парламент»

— В следующем году выборы в Госдуму. Будет ли «Единая Россия» как-то менять свою политику с учетом томских результатов?

— С учетом ситуации в Томске точно нет, потому что подобные ситуации периодически происходят. Главный удар был, когда выиграл Фургал, а в Хакасии победил кандидат от КПРФ Коновалов. Во Владимире тоже стал губернатором кандидат от ЛДПР, но это было классическое протестное голосование. Он абсолютно безликий и ничем не выделяется на фоне губернаторского корпуса. То есть у «Единой России» произошло несколько поражений, но политика партии на этом фоне никак не поменялась и стратегии своей она не изменила. Кроме попытки выдвигаться не под своим брендом, а через так называемых самомидвиженцев, как их обозвали наши остряки. Но на выборы в Госдуме по партийным спискам это невозможно, хотя по одномандатным так и будет происходить. Однако глобальных перемен не будет. Это ведь обсуждалось на последнем съезде, но все пошло по наезженным рельсам. Я думаю, что прошедшие выборы в целом по стране убеждают их, что, кроме отдельных эксцессов, все у них в порядке и хорошо (Томск опять же есть чем объяснить, и я думаю, именно так они это и объясняют).

— То есть власть не испугалась системы «Умного голосования»?

— Я думаю, что нет. Оно же было в прошлом году. Да, ФБК себе приписывало победу в Хабаровске, но независимые аналитики не включали эти результаты в список достижений «Умного голосования», поскольку победа была связана с ситуацией в регионе. Поэтому каких-то масштабных примеров поражений ЕР нет. В прошлом году была Москва, но это тоже победа локальная, так как большинство не получено и практически ничего не изменилось.

— В прошлом году у всех на слуху были московские митинги и задержания.

— Да, это в том числе могло повлиять на результат. Но большинство осталось у ЕР, кроме того, что появился некий информационный шум: депутаты высказываются, подписывают обращения, но голосования все равно проходят так, как это нужно «Единой России». Оппозиционные кандидаты оказать прямого влияния на бюджет не могут.

Поэтому я не думаю, что система переживает по поводу «Умного голосования». Хотя именно на выборах в Госдуму оно может сработать. ФБК же не показывают, сколько человек зарегистрировано на этой платформе. И на федеральных выборах это может оказать больший эффект, так как это не разбросанные по регионам люди. Но у меня нет уверенности, что в ней зарегистрированы миллионы людей. Однако, если учесть, что произошло с Навальным, что он выжил и собирается вернуться в страну в новом статусе человека, пережившего покушение на убийство, я думаю, его проекты могут получить значительно больше популярности и помешать планам власти сохранить большинство.

— Вы депутат муниципального округа Хамовники. Удалось ли вам что-то поменять на округе?

— Москва и Питер отличаются от всей страны в рамках законодательства. Это города-регионы, поэтому полномочий у муниципальных депутатов значительно меньше, они усечены. Низшее звено мэрской вертикали — управа и, соответственно, муниципальный совет. Поэтому даже бюджет района мы не принимаем, у нас есть свой бюджет муниципального округа. Это примерно 20 млн, что очень мало для Москвы. Большая часть этого бюджета уходит на содержание администрации, фактически мы можем тратить деньги на информирование граждан (то есть сайт и газета) и культурные мероприятия (свои праздники).

Особых полномочий у нас нет. На совете депутатов мы обычно принимаем обращения жителей, затем принимаем решения, которые обычно выражаются в том, что мы выражаем обеспокоенность или недовольство происходящим. Обращаемся в муниципальные структуры города, в том числе правоохранительные органы, и получаем отписки, почему мы не правы, а они сделали все правильно. Так это обычно происходит. Самая громкая история, которая недавно произошла, – борьба за дом Черникова. Исторический дом, который, как это обычно бывает, решили снести и построить на его месте элитное жилье. Против этого активно протестовали люди — писали письма, выходили на сходы. Мы поддержали их, но это не помогло. Департамент культурного наследия сказал, что они готовы сохранить фасад. Сейчас дом сносится, фасад пока стоит, но не очень понятно, сохранится ли он. В таких случаях трудно на что-то повлиять, доходишь до департамента культурного наследия, и все. Департамент говорит, что все нормально, по балльной системе дом в список культурного наследия не вошел... Иногда что-то можно сделать, но в данном случае не получилось.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Если вы на YouTube укажете адрес 2-й Неопалимовский, 3, вы найдёте много любопытнейшего материала по дому, все, что было сделано для спасения здания к этому времени. Сохранение дома поддерживают все соседи, летом они мне на камеру рассказали множество историй про дом, все эти видео выложены в сети, а также авторитетное мнение реставратора высшей категории Нины Валериановны Семёновской. В защиту дома выступает и Союз архитекторов, и даже исследователь Арктики и Антарктики профессор Чилингаров, тк дом имеет ещё и мемориальную ценность, там жил руководитель Главного управления Севморпути - Борис Васильевич Лавров, который был расстрелян за критику действий Советской власти в 1941 году и реабилитирован уже посмертно. И Лавров был не единственным жителем дома, оставившим след в истории. В аккаунте у @hidden_moscow по тегу #доходныйдомчерникова вы можете посмотреть, насколько все сохранно внутри дома! Страшно себе представить, что эту красоту могут сломать :(

Публикация от Покажу Москву! (@moskvi4ka_katya)

— Сейчас в Думу Томска пришли новые лица. Большинство из них – представители оппозиционных сил, понятно, что их позиция может во многом не совпадать. Могут ли они на что-то повлиять? Что вы им посоветуете?

— Вообще, гордума Томска выглядит очень круто, как и должен выглядеть каждый парламент в каждом городе. Представители разных сил, которые должны договариваться, чтобы прийти к единому мнению. Это, конечно, может вызвать какие-то проблемы, но чувство ответственности перед жителями должно быть сильнее. Я знаю, о чем говорю. Мы семь месяцев не могли выбрать главу совета. У нас в совете района ни одного единоросса и 13 депутатов из 15, которые впервые попали в муниципальный совет. Прошло две группы активистов, обе демократические и оппозиционные. Одна группа выдвинула на пост главы одного человека, а другая была готова на другие кандидатуры, кроме этой. А так как мы не могли выбрать нового главу, то сидела прежняя — единоросс, которая не прошла в совет. Мы голосовали так, как надо было жителям, в большинстве своем даже единогласно, но подписывала все единоросс, которая по закону не могла не подписать наши решения. Выглядело довольно странно, но все-таки спустя семь месяцев проблема решилась.

А разные силы — это круто. Интересно будет следить за тем, как они будут между собой договариваться. Возможно, кто-то будет перекуплен «Единой Россией». Не получится ли вообще у «Единой России» провести своего спикера? Это сейчас главная интрига.

И понятно, что в первую очередь депутаты окажут влияние на бюджет. Понятно, что если нет большинства, то бюджет единогласно принят не будет, поэтому его нужно будет заранее согласовывать с разными силами. А еще же будут общественные слушания. И если часто они проформа, то в условиях, когда гордума не единороссовская, то это будет интересно и можно будет по-настоящему повлиять на распределение денег. Вы приводили пример с благоустройством реки…

— Там деньги области, которые напрямую выделяет Газпром. Город к проекту не имеет никакого отношения.

— Я поэтому и заговорил про это. Не секрет, что в России система устроена так, что деньги из города уходят в область, из области в центр. Часть денег область возвращает через свои программы, а центр возвращает через федеральные программы, в которые надо еще попасть. Система порочная, любой разумной человек, который живет в городе, хотел бы ее изменить. Чтобы город собирал налоги и город решал, что и как изменить. И это было бы идеально вот в этой ситуации. Но, к сожалению, не таким большим объемом денег и проектов распоряжается городская Дума. Многое будет продолжаться точно так же, как и в Москве.

Метропикет Ильи Азара Метропикет Ильи Азара Фото: https://www.facebook.com/iazar

— Вы уже говорили про московские проекты и задержания. Этим летом был запущен проект «Пикетмэн», который призван помочь тем людям, которых оштрафовали. Легко ли собираются деньги на помощь?

— В последние годы в целом стало собирать легче на какие-то общественные вещи. Гражданские кампании стало легче проводить, потому что люди стали лучше откликаться. Это факт. Достаточно регулярно видишь сборы не только на благотворительность, но и на какие-то гражданские темы. Для меня недавно собирал Алексей Миняйло (гражданский активист, интервью с ним можно прочитать здесь) 300 тысяч на штраф. Довольно большая сумма, которую собрали за час. Я уже не говорю про ФБК и более масштабные кампании. Например, по сбору денег для арестантов «московского дела».

В прошлом году мы с Лизой Нестеровой запустили проект по сбору денег для тех, кто был оштрафован на марше в поддержку Ивана Голунова (журналист «Медузы», которого ложно обвинили в распространении наркотиков). Мы имели отношение к проведению этого марша, поэтому сочли необходимым собрать деньги для людей, там оштрафованных. По этому поводу в принципе есть некая общественная дискуссия — нужно ли платить штрафы и их собирать. Так как деньги собираются с населения, а затем отдаются государству. С одной стороны, да, собирать не нужно. А с другой стороны — такова жизнь и эти штрафы нужно платить, а люди, участвовавшие в мирных акциях, ни в чем не виноваты. Тогда мы собрали больше 2 млн рублей. Было много оштрафованных, далеко не все к нам обратились. Тем, кто обратился, штрафы мы оплатили.

Илья Азар на акции 12 июня Илья Азар на акции 12 июня

Собирать деньги в принципе не очень благодарное дело. Во-первых, можно не собрать большую сумму. И тогда это будет печально, ведь проект не выполнит своей роли. Но тем не менее по закону одиночный пикет — это единственное мероприятие, которое не нужно согласовывать, поэтому за него не должно быть никакой ответственности. Но правила в этом году изменились. Под предлогом COVIDa, хотя это никак с ним не связано, людям выписывали даже два штрафа, и за ковид, и за нарушения закона о массовых мероприятиях. Так решили признать пикетную очередь массовым мероприятием, хотя она проходила постоянно со времен Вани Голунова. Это был достаточно популярный способ протеста, когда люди сменяют друг друга, а с плакатом одномоментно стоит один человек. Поэтому в моем понимании это, конечно, одиночный пикет.

Но сейчас одиночные пикетчики стали как камикадзе. Потому что на большом мероприятии против поправок Конституции где-то наверху было принято решение никого не задерживать. То есть люди пришли на несанкционированное мероприятие и их не разогнали. А человек выходит на одиночный пикет, и его сто пудов задержат, увезут УМВД, дадут статью 20.2. Сначала это небольшой штраф — 10-15 тысяч, хотя для кого-то и такие деньги значительны. Второй раз — уже от 150 тысяч до 300. А с третьего раза могут дать уголовную статью. И все это за одиночные пикеты. Какой-то маразм, как мне кажется. Даже не маразм, а преступление.

Поэтому, как COVID закончился, в Москве прошли несколько пикетных очередей в поддержку Юлии Цветковой, мою поддержку, и так как всех задерживали, арестных статьей накопилось у всех немало. Сейчас народ практически не выходит, просто это может привести к уголовке. Все сидят дома. В этом смысле это достаточно действенный способ всех запугать. И чтобы поддержать тех людей, кто не выходил или вышел всего один раз, мы запустили проект «Пикетмэн». Чтобы помочь тем людям, которые получили штраф незаконно, и показать людям, что их поддержат.

Поскольку мы оплачиваем после апелляции, решение прошло не по всем участникам, мы только начали. Мы объявили о запуске и в первый день собрали 430 тысяч рублей. Но этого, конечно, недостаточно. Один Влад Барабанов, бывший фигурант «Московского дела», за один день получил за два пикета штраф по 150 тысяч. В этот же день еще кому-то 200 тысяч выписали. То есть сумма штрафов в один день превысила наш сбор. Поэтому на подобные большие кейсы будем собирать отдельно.

Поддержать проект «Пикетмэн» можно здесь.

Интервью Ильи Азара с главой томского штаба Навального Ксенией Фадеевой и Андреем Фатеевым читайте на сайте «Новой газеты»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Единый день голосования 2020. Как в Томске проходят выборы депутатов

Кандидаты от оппозиции выиграли 19 мандатов из 27. Итоги голосования в Думу Томска

«Единая Россия» потеряла на выборах больше всех. В Думу Томска пришла оппозиция

ПОДДЕРЖИ ТВ2

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2020 © "Мир компьютеров". Все права защищены.