Как я «посадила» двух мэров и чуть не посадила третьего. Октябрь 2006 года

Как я «посадила» двух мэров и чуть не посадила третьего. Октябрь 2006 года

В мае 2021 года ТВ2 исполняется 30 лет. Тридцать лет. Тридцать историй из жизни ТВ2, Томска, страны, времени, в котором нам выпало жить и работать. Это истории про реальность, которая менялась на глазах. Это истории про профессию, которой мы жили и продолжаем жить.

Массаж от бывшего мэра Томска Александра Макарова (после освобождения). На фото, кто меня не знает, журналист Юлия Корнева

Все началось с сюжета про вип-камеры в СИЗО, вышедшего в октябре 2006 года. Ключевой вопрос этого сюжета звучал так: «Что бы вы хотели видеть в камере следственного изолятора, если вдруг там окажетесь?». И первый человек, кому я его задала — мэр Томска Александр Макаров.

Через два месяца его арестовали, обвинив в превышении должностных полномочий и получении взятки. Это была первая громкая посадка высокопоставленного томского чиновника. И начало слуха о том, что Корнева, видать, что-то знает.

В том же сюжете тот же вопрос я задала Николаю Николайчуку, он стал мэром позже и также был потом осужден. Сразу скажу, выбор опрошенных чиновников в том сюжете был абсолютно случаен. Но тогда-то я и услышала впервые шутку: мол, наши чиновники

боятся услышать мой фирменный вопрос. Дескать, как только Корнева его задает — жди ареста. Вон, Николайчук даже стучал в сюжете по дереву — не помогло.

Мы обычно говорим: два – это случайность. Три — система. Поэтому, когда в Томск приехал миллиардер Глеб Фетисов, баллотирующийся в мэры Томска, я без всякой задней мысли у него спросила: как он заработал свои миллиарды и не окажется ли в СИЗО, как два предыдущих мэра? Фетисов неожиданно разволновался, начал заикаться — ставить в конце каждой фразы слово-паразит.

Через пару месяцев и на него завели уголовное дело. В общем, когда наутро после его ареста я пришла в редакцию, главный редактор Виктор Мучник сказал, что найдет спонсора для моей поездки в Москву. Главное, чтобы я адресовала свой фирменный вопрос КОМУ НАДО. Шутит он так!

В СИЗО все должны находиться в нормальных условиях. Там должны быть холодильник, телевизор и постельное белье, все как полагается. Вот тогда мы придем к нормальным цивилизованным условиям содержания. А вип-камеры – это что? Что один будет находиться в хороших условиях, а другой в плохих – нет, все равны! Все пока не осуждены! — Александр Макаров, бывший мэр Томска, провел в СИЗО № 1 г. Томска больше трех лет (цитата из сюжета «Вип-камеры в СИЗО).

А повод к злополучному первому сюжету был такой. 1 октября 2006 года в стране стартовала новая государственная программа реформирования пенитенциарной, проще говоря, тюремной системы России. В течение десяти лет государство вознамерилось

выделить 54 млрд рублей для того, чтобы уголовно-исполнительная система России вышла на европейский уровень. Об этом заявил директор ФСИН России Юрий Калинин. В результате выполнения новой государственной программы количество мест в следственных изоляторах должно было увеличиться на 33 тысячи. Обещали увеличить норму камерной площади, ну, или по крайней мере соблюдать ее. Также в стране вознамерились построить 26 новых следственных изоляторов — похожие на среднего класса гостиницы: просторные и светлые, с хорошей вентиляцией и душевыми. И было еще одно новшество — в СИЗО разрешали оборудовать вип-камеры — клиенты, способные за них заплатить, смогли бы сидеть с комфортом.

Но реформа в этом виде провалилась. Не сработало и предположение Александра Сергеевича Макарова:

«Чем больше значимых людей будут находиться у нас в следственных изоляторах, тем быстрее следственные изоляторы у нас приведут в порядок».

Садят у нас чиновников разного разряда немало. Однако к гуманизации тюрем да лагерей это не привело.

После ареста я увижусь с бывшим мэром Александром Макаровым в СИЗО как член Общественного Совета при начальнике УФСИН России по Томской области. Вошла я в этот Совет, когда УФСИН возглавлял Анатолий Сальников, с которым, как мне тогда казалось, можно было попытаться вывести пенитенциарную систему хотя бы в отдельно взятом регионе на «европейский уровень». Макаров не жаловался на условия содержания, хотя они были стандартными, без всяких вип-условий. Ему нужна была медицинская помощь и возможность соблюдать прописанную врачом диету. А с этим были сложности.

15 ноября 2010 года Томский областной суд приговорил Александра Макарова к 12 годам колонии строгого режима. Я первой и последней записываю с ним интервью в колонии №4 города Томска. Интервью мы пишем в кабинете начальника колонии под портретами Путина и Медведева. Во время подсъемок воротничок у новенькой фуфайки торчит вверх, а не вниз, как положено по уставу. После выхода сюжета Москва устраивает Томскому УФСИНу разнос. Макарова от греха подальше, то есть от нас, журналистов, увозят в Иркутск. Начальника колонии №4 снимают с должности.

Докатились мы уже и до СИЗО, где идет раздел на вип-персон и обычных простых смертных. Я отношусь к этому негативно, считаю, что никаких вип-камер быть не должно, — Николай Николайчук, бывший мэр Томска, арестован в 2014 году (цитата из сюжета про «Вип-камеры в СИЗО»).

В июне 2007 года мэром Томска становится Николай Николайчук. 22 июля 2013 года он добровольно уходит с этой должности и уезжает в Крым. По словам Николайчука, поводом для такого решения стал зреющий конфликт между ним и губернатором Сергеем Жвачкиным.

В октябре 2014 года в Севастополе экс мэра Томска Николая Николайчука задерживают и этапируют в Томск. Бывшему градоначальнику вменяют превышение должностных полномочий. Предположительно речь идет о нанесении ущерба государству в 36 миллионов рублей. Дело касается ремонта дорожного полотна на Московском тракте в 2011 году. Ленинский районный суд Томска избирает в качестве меры пресечения домашний арест.

По мнению следствия, экс-мэр без проведения торгов разрешил коммерческой организации провести ремонт Московского тракта. Ремонт был проведен, доказано, что Николайчук не присвоил себе ни копейки, и, судя по результатам озвученной в суде экспертизы, расценки, по которым был произведен ремонт, не были завышены, а значит, урон бюджету тоже не был нанесен. Но, увы, на пресловутом 44-ФЗ — это когда, если ты не успевал освоить бюджет, деньги прогорали — тогда «погорел» не один чиновник, пытавшийся что-то сделать, не дожидаясь окончания всех бюрократических процедур. Николайчука приговорили к четырем годам условно. Считай, что оправдали.

Как я «посадила» двух мэров и чуть не посадила третьего. Октябрь 2006 года

Так что первое же заседание городской думы с новым мэром города Иваном Кляйном прошло примерно так: «а давайте сделаем для города то-то или то-то! Нет, не успеем провести торги, как положено по 44-ФЗ»… В итоге на первом заседании никаких важных для города хозяйственных решений принято не было. Кляйн и потом дул на воду и старался делать все по правилам. Свой «фирменный» вопрос ему я не задавала. Впрочем, знала, что в нынешних реалиях это вряд ли убережет градоначальника от его судьбы... Мэр в российских реалиях — потенциальный арестант. Шаг вправо, шаг влево — и ты на нарах!

В ноябре прошлого года Ивана Кляйна арестовывают. И вновь «превышение должностных полномочий».

Томск оставался одним из немногих городов, где еще сохраняются прямые выборы мэра. Но что-то подсказывает, что после трех подряд уголовных дел в отношении мэров найти на это место кандидата будет очень не просто.

И я тут точно ни при чем.

В нашем твдвашном архиве еще много всего замечательного и ценного. Как-никак три десятка лет работы. Терабайты уникального видео. Между тем, диски стареют. Надо переносить архив на другие носители. Это серьезные затраты для нас. Нужны деньги. Будем благодарны, если вы сможете ПОМОЧЬ СОХРАНИТЬ АРХИВ ТВ2!

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2021 © "Мир компьютеров". Все права защищены.