Охотники за бивнями: как в Сибири добывают бивни мамонтов

Охотники за бивнями: как в Сибири добывают бивни мамонтов

По официальным данным, Россия в год экспортирует более 120 тонн бивней мамонта. «Бивневая лихорадка» в России началась на фоне мировых запретов на торговлю слоновой костью в 2010 году. Бивень хорошей сохранности может стоить более 30 000 рублей за килограмм, вес достигать ста килограммов. Таким образом, одна находка может оцениваться в сумму более трех миллионов рублей.

Журналист Денис Бевз в рамках цикла «Хранители Сибири» сайта «Сибирь.Реалии» снял фильм о разнообразных последствиях «бивневой лихорадки».

Сейчас бивень используют как поделочный материал. Стоимость небольшой фигурки высотой в 60 сантиметров может достигать миллиона рублей.

«Среди богатых людей сейчас считается престижным иметь в своем доме перила из бивня мамонта, – рассказывает уроженец Усть-Янского района Константин Протодьяконов, ныне магистрант Томского государственного университета. – Перилами из золота уже никого не удивишь».

Кроме бивней мамонта, из вечной мерзлоты добывают еще рога шерстистого носорога. Рог носорога – одно из самых дорогих веществ на планете: грамм стоит до 170 долларов. Он состоит из волокон рогового вещества – кератина. Кератин – это белок, содержащийся в волосах, перьях и ногтях. Это вещество используется в традиционной китайской медицине. Считается, что с его помощью можно вылечить рак или повысить мужскую потенцию. Охота на носорогов запрещена во всем мире. Стоимость сырья, приготовленного из одного экземпляра, может достигать 100 миллионов рублей.

«Килограмм сахара в магазине стоит сто двадцать рублей, картошки – сто шестьдесят, — говорит один из искателей бивней в Якутске. — Для того чтобы просто не умереть с голоду, надо получать хотя бы пятьдесят тысяч. Единственный выход – искать бивни мамонта. Но за сезон можно вообще ничего не найти и ничего не заработать. И тогда на следующий год ты уже не сможешь собраться. У тебя ничего не будет. Поэтому работаешь и все время думаешь: если я ничего не найду, я прогорю; если я ничего не найду, я прогорю… Это все время висит над тобой. Когда работаешь и ничего не находишь, руки опускаются. Самое сложное – заставить себя работать, когда нет удачи».

Охотники за бивнями: как в Сибири добывают бивни мамонтов

Есть две основные причины, породившие «бивневую лихорадку» в России. Это зоозащитники и мотопомпы. Благодаря первым ныне живущих слонов и носорогов начали реально защищать от полного истребления. Благодаря вторым появилась возможность размывать целые горы мерзлых пород и льда в поисках древних костей и зубов.

«По реке Яна есть местонахождение Мус-Хая, – рассказывает заведующий лабораторией «Музей мамонта им. П. А. Лазарева» в Якутске Семен Григорьев. – Переводится как «ледяная гора». Эту ледяную гору практически полностью размыли. Рядом с ней расположена самая северная в мире стоянка первобытного человека – «Янская стоянка». Страшно, когда размывают культурный памятник. Угрожающих масштабов достигла добыча на реке Индигирка. Там полностью смывают целые холмы. И все это произошло менее чем за десять лет. Первую экспедицию на местонахождение Юннюген мы организовали в 2011 году. Тогда здесь еще никого не было. На следующий год уже стояла маленькая помпа. Потом все больше, больше. Доходило до сотни человек».

Ученые говорят, что федеральный закон запрещает использование мотопомп. Они давали сигналы и в Министерство природных ресурсов, в Росприроднадзор. Проверяющие раз в год совершали рейды, но местные о них знали. Помпы убирались, инспекторы ничего не находили.

«Все заинтересованные государственные структуры знают, что здесь размывается вечная мерзлота, но ничего не делается. На севере контролировать некому», — отмечает Сергей Григорьев.

Охотники за бивнями: как в Сибири добывают бивни мамонтов

Летом 2019 года на местонахождение Юннюген была организована совместная комплексная экспедиция. Участие приняли специалисты из Якутска, Томска и Санкт-Петербурга, работающие в различных научных сферах: палеонтология, геология, микробиология, почвоведение.

«У меня шоковое состояние от того, что я увидел, – говорит участник экспедиции Сергей Лещинский, палеонтолог, доктор геолого-минералогических наук. – Безвозвратно потеряны многие страницы палеонтологической летописи. Масштабы разрушения – за гранью человеческого понимания. Что же мы за вид такой, Homo sapiens, что совершенно не думаем о своем будущем. Когда мы, ученые, видим эти останки в отвалах, в ручье, мы можем только сказать: да, это был мамонт или носорог. Вся остальная сопутствующая информация утеряна: когда погибли эти животные, почему они погибли, какой тогда был климат, какой была растительность… Когда мы изучаем остатки в их родном слое залегания, мы получаем информации в десятки раз больше».

Ученые Томского государственного (ТГУ) и Северо-Западного медицинского университетов (СЗГМУ, Санкт-Петербург) после экспедиции, проведенной совместно с сотрудниками Северо-Восточного федерального университета (СВФУ), выступили с инициативой создания в урочище Юннюген Верхоянского улуса Республики Саха – Якутия геологического памятника. Этот статус позволит спасти от уничтожения уникальное местонахождение мамонтовой фауны.

Фильм Дениса Бевза можно посмотреть ниже

Полную версию текста читайте здесь

Источник

Редакция: info@belle-clinique.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM
2019 © "Мир компьютеров". Все права защищены.