Роман Романов: У нас в стране есть достойные люди, которые могли бы стать президентом не хуже Путина

09.06.2021 15:29

Роман Романов: У нас в стране есть достойные люди, которые могли бы стать президентом не хуже Путина

Выступление коммуниста Романа Романова об использовании административного ресурса на праймериз «Единой России» стало самым ярким событием на девятом собрании Думы Томска. Депутат не только сказал вслух то, о чем все и так давно знают, но и назвал конкретные имена нарушителей закона из администрации Ленинского района. Затем по следам этого выступления городские депутаты-коммунисты отправили обращение в прокуратуру. Мы пригласили Романа Романова в инста-эфир ТВ2, чтобы обсудить эти события, а также поговорить о деле Кляйна, преследованиях за критику властей и о том, насколько «учение Маркса всесильно и верно».

— Роман, давайте начнем с того, что вы расскажете несколько слов о себе. На сайте Думы указано, что вы индивидуальный предприниматель. Что у вас за бизнес, чем зарабатываете себе на хлеб?

— Я мелкий предприниматель, у меня небольшой магазин продуктовый. И я занимаюсь производством замороженных полуфабрикатов и еще пекарня небольшая.

— То есть вы реально индивидуальный предприниматель? ИП Роман Романов?

— Да, ИП Роман Романов.

— О том, почему вы решили стать коммунистом, спрошу чуть позже, а пока хочу вас попросить рассказать о скандале, который произошел в Ленинском районе во время предварительных выборов «Единой России» и в связи с которым томское отделение КПРФ направило обращение в прокуратуру. Для тех, кто не в курсе, кратко расскажите, что случилось?

— Началось все несколько месяцев назад, когда глава Ленинской администрации Светлана Садковская давала указание своим подчиненным, скажем так, заявки либо жалобы оппозиционных кандидатов обрабатывать в последнюю очередь. То есть до нас дошли такие слухи. Потом еще пригласили председателей ТОСов, видимо, забыв, что одним из председателей ТОСов (ТОС «Сосновый бор») является наш депутат Губарь Александр Павлович. По этому поводу выступал глава фракции КПРФ в гордуме Петров Андрей Геннадьевич на восьмом собрании или седьмом, я уже не помню. Мы довели эту информацию до Ратнера Михаила Аркадьевича, который сейчас является исполняющим обязанности мэра города Томска. Но ситуация не улучшилась, как говорят, я сам депутат- списочник, то есть у меня нет определенной, закрепленной за мной территории, но вот те четыре депутата, они говорят, что ситуация не улучшилась, а может быть, даже еще и ухудшилась. Если раньше у них была связь с Ленинской администрацией, можно было дозвониться до замов, то сейчас такой возможности нет. И апогеем конфликта стала ситуация, которая произошла 28 мая, когда заместитель по социальным вопросам, госпожа Морозова, раздавала социальные карты в обмен на то, чтобы люди регистрировались на праймериз «Единой России». Для этого был специально оборудован какой-то гараж.

Роман Романов Фото: с сайта Думы города Томска

— Да, я видела видео с раздачи карт.

— Да, видео прикладывали. Собственно говоря, у нас есть закон о муниципальной службе. В принципе у нас любой исполнительный орган власти, то есть мы, депутаты – представительные органы власти, любая администрация – это исполнительный орган власти, должны быть независимыми, и мы всегда должны работать в связке с администрацией. Депутаты должны работать в связке с администрацией и не должны делать предпочтений кому-то. Собственно говоря, вот из-за этого такой скандал.

— Я правильно понимаю, что у депутатов от КПРФ какой-то личностный конфликт со Светланой Садковской. Есть ли выход из этого конфликта?

— Выход из этого конфликта, наверное, начать с нами сотрудничать. Потому что мы представительный орган власти, нас избрали люди и мы представляем их интересы. Но депутат сам не может пойти, например, асфальт закатывать. Этим занимается исполнительный орган власти, администрация, которая за это получает зарплату. И для нас странно, когда человек работает в администрации и в свое рабочее время помогает одной из политических партий. Конечно, иллюзий мы не испытываем, возможно и скорее всего, они напишут, что она была в отпуске или еще что-то такое. Но сам факт того, что использовался административный ресурс, нас возмущает. Наверняка в Ленинской администрации есть телефоны пенсионеров, есть определенные рычаги давления, авторитет.

— Я правильно понимаю, что из-за конфликта с Ленинской администрацией вы не голосовали за отчет мэра, это так?

— По большей степени да. Там есть и другие, конечно, вопросы, это мелкие в основном, конечно. Когда восемь депутатов КПРФ, четыре депутата именно от Ленинского района, то, конечно, важно, чтобы было взаимодействие с районной администрацией. Глава нашей фракции Андрей Геннадьевич Петров просил у Михаила Ратнера, чтобы он обратил внимание на это. И, как я уже говорил, это стало одним из поводов, чтобы не принять отчет…

Роман Романов Роман Романов Фото: с личной страницы во ВКонтакте

— К нашему эфиру Алексей Емельянов подключился, видимо, он чувствует, что у меня следующий вопрос как раз про него. Я хотела спросить про другой конфликт, конфликт поколений. Он есть и на федеральном уровне, и на региональном. Недавно из КПРФ вышел Алексей Емельянов, громко хлопнул дверью. В заявлении о выходе из партии он пишет: «Руководствуясь своим личным мнением и убеждением, считаю, что сегодня Томское региональное отделение КПРФ — это не сила, к сожалению, больше напоминает кружок по интересам, в котором каждый ставит перед собой личные собственные амбиции и карьеризм, чем интересы партии и народа». Можете ли вы привести какие-нибудь примеры, чтобы доказать, что КПРФ в Томске — это реальная сила?

— Что касается Емельянова Алексея. Он был первым секретарем Томского райкома, то есть у нас Барышникова глава областного комитета, Петров глава горкома Томска, а Алексей Емельянов был главой райкома в Томском районе. И здесь со стороны КПРФ то, что он там пишет, здесь нет никакого криминала. Мое личное мнение, что человек просто обиделся. Его не переизбрали, то есть он был первым секретарем и его просто не выбрали, и все. И он решил вот так громко хлопнуть дверью и уйти. Есть и другие люди, которые так же обижались. Один из таких людей приходил к нам устраиваться в пресс-службу, ему отказали, вот он тоже сейчас пишет всякую ерунду про нас.

— Это вы мне рассказали о сути конфликта, почему он хлопнул дверью. А вот есть ли примеры, чтобы доказать, что томское отделение КПРФ – это реально сила? Чего КПРФ добилась, например?

— Если смотреть Думу предыдущего созыва, шестую, то там был один депутат от КПРФ. Сейчас у нас восемь депутатов. То есть это уже какая-то сила, правильно? Посмотрите, например, как работает наш депутат Владимир Чолахян. Он самый молодой депутат, ему 25 лет, и он, на мой взгляд, самый результативный депутат. То есть, действительно, люди его знают. Вот это и есть, собственно говоря, проявление нашей силы и того, что мы что-то делаем.

— Вот вас тут поддерживают, пишут, что «КПРФ – единственная народная власть». Еще подписчики спрашивают: «Можете ли вы поставить вопрос о снятии Светланы Садковской с должности главы администрации Ленинского района?»

— Я, честно говоря, не знаю, имеем ли мы такие юридические полномочия. Честно, не знаю. Но если дальше будет так продолжаться, я думаю, что мы устроим одиночный пикет возле Ленинской администрации, потому что депутат не может работать без администрации. Поэтому если дальше будет так продолжаться, нам придется это сделать.

Пикет Романа Романова у обладминистрации Пикет Романа Романова у обладминистрации Фото: с личной страницы во ВКонтакте

— Мы знаем случаи, когда коммунисты подвергались преследованиям со стороны властей. Это и бывший кандидат в президенты России от КПРФ, глава совхоза имени Ленина Павел Грудинин, и сын губернатора Иркутского края Андрей Левченко. Не опасаетесь ли вы критиковать власть? По нынешним законам легко обвинить любого в неуважении к власти или распространении фейковой информации. Например, было то же с политологом, депутатом от Госдумы КПРФ Николаем Платошкиным – за ролики на Ютубе ему дали пять лет условно, хотя просили, по-моему, шесть колонии и штраф 700 000 рублей. Не опасно ли вообще сегодня критиковать власть?

— Конечно же, опасно. Вообще, сейчас левое движение в России, все же знают, что коммунисты – это левые, левое движение в России подвергается нападкам. Я прекрасно понимаю, что я, например, индивидуальный предприниматель и ко мне может каждый день приходить налоговая. Но, как говорится, «волков бояться – в депутаты не ходить». Поэтому, мы живем в такой политической реальности, вот и все. То есть, если мы всего будем бояться, то надо просто сидеть дома и обсуждать это все на кухне. Собственно говоря, я вступил в партию в 2016 году, потому что просто хотел вот эти все разговоры на кухне, как мы плохо живем, их превратить во что-то реальное, в какую-то реальную помощь: ходить на митинги, раздавать газеты и так далее и тому подобное. Потому что я прекрасно вижу, и понимаю, и осознаю, что на самом деле у нас люди-то живут не очень хорошо, и если всего бояться, то никогда ничего не изменится.

— Вы практически предугадали мой вопрос, я как раз хотела вас спросить, почему вы вступили в КПРФ. Я поняла, почему вы пошли в политику, но объясните, почему именно КПРФ вы выбрали?

— Знаете, я никогда не рассматривал, например, Единую Россию, потому что, на мой взгляд, все негативное, что сейчас делается у нас в стране – это все идет от Единой России – естественно, сначала от президента, а потом от Единой России. ЛДПР, я читал их программу, и там, по-моему, около ста пунктов, и пункт под номером 23 может противоречить пункту под номером 27. И в принципе я не либерального склада ума. КПРФ, на мой взгляд, самая подходящая партия. Здесь разные люди — кто-то просто ради выборов приходит, кто-то идеологически подкован. У нас есть члены партии, которые действительно понимают коммунистическую теорию, они действительно читают Маркса, читают Ленина, а кто-то идет в депутаты. Я не могу сказать, что я в 16-м году сильно увлекался коммунизмом, но тем не менее я понимал, что это такое. КПРФ – это одна из тех партий, которая действительно голосовала против пенсионной реформы, которая пыталась провести референдум по поводу пенсионной реформы, это та партия, единственная партия, которая проголосовала против поправки Терешковой, которая обнуляет сроки Путина. В принципе, вся наша политика, мы, например, выступаем за подоходный налог по дифференцированной шкале налогообложения, то есть чтобы богатый платил много, а кто средний – платил поменьше, а бедный – не платил ничего. Это действительно та партия, которая что-то пытается сделать, поэтому, собственно говоря, выбор был для меня очевиден.

Роман Романов на заседании Думы города Томска Роман Романов на заседании Думы города Томска Фото: Дума города Томска

— Вот вы упомянули тут Маркса, Ленина. По Марксу, по Ленину коммунизм – это упразднение частной собственности. Вы индивидуальный предприниматель. Получается, вы противоречите сами себе? Вы сами частный собственник, за то, чтобы вас национализировали?

— Согласен, есть противоречие. Но я всегда так отвечаю, что, если бы сейчас мы жили при коммунизме, я бы, наверное, был главой колхоза или совхоза. Да, все так, в программе КПРФ сейчас есть национализация, но национализация крупных отраслей. Никто не будет забирать там вашу парикмахерскую, например. Никто не будет забирать ваш небольшой молокозавод. Просто сложилась так моя судьба, что я в 17 лет поступил в институт. И, к сожалению, у меня была сложная жизненная ситуация, я не доучился в институте. Просто вот так случилось, что я стал индивидуальным предпринимателем. Собственно говоря, я до сих пор продолжаю заниматься этим уже много лет.

— По вашему мнению, что нужно национализировать? Какие отрасли?

— Есть основополагающие отрасли, нефтедобывающие, например. У нас Роснефть громадная компания, вы посмотрите, кто там совет директоров. В Роснефти в совете директоров из десяти человек девять – это не граждане России. Национализировать надо энергетику, нефте- и газодобычу, машиностроение, станкостроение – это такие отрасли, без которых государство и люди в нем нормально жить не могут. А парикмахерская – зачем она государству?

— Понятно, вы за большие отрасли, которые являются национальным достоянием, да?

— Да. Мы живем с вами в самой богатой и в самой большой стране. Без преувеличения могу сказать, что мы живем в стране, где самые умные люди живут. По крайней мере, до недавнего времени это было так. Если мы обернемся вообще и посмотрим вокруг, практически все, что у нас есть, было построено при Советском Союзе. Но как у нас живут люди? У нас, по официальной статистике, официальной статистике, если я не ошибаюсь, восемь из десяти имеют доход меньше прожиточного минимума.

— Понятно. Вы за равенство. У меня тестовый такой вопрос. Ваше отношение к Ленину и Сталину?

— Я считаю, что это одни из самых великих людей XX века, да.

— А репрессии, уничтожение собственного народа? Как вы это оправдываете?

— Давайте сначала поговорим о том вообще, откуда пришли эти репрессии. Точнее, откуда стало известно о них? Их озвучил Хрущев на двадцатом съезде КПСС. Правильно? Кем был тогда Хрущев? Хрущев (войну уже к тому времени выиграли, атомную бомбу изобрели, Гагарин в космос еще не полетел), ему надо было чем-то, так сказать, «вдарить так вдарить». И он решил очернить другого человека. Я рекомендую всем вообще, кто меня сейчас слышит, у кого есть какие-то сомнения, кто стал жертвой пропаганды антисоветизма, почитать прекрасного американского философа Гровера Ферра, его книги «Антисталинская ложь». И ведь история – это с одной стороны наука, у нее есть критерии научности, с другой стороны это политизированная наука. То есть любой стране, любому государству выгодно поворачивать историю в том направлении, в котором ему нужно. И Хрущев использовал именно такой подход. Были ли сталинские репрессии? Да, были. В этом нет никаких сомнений. Вопрос в том, насколько серьезными они были? Естественно, мы как КПРФ, как продолжатели КПСС, признаем, что были репрессии. Если, например, у нас сейчас начнется война и я возьму в руки автомат и убью человека, кто-то может написать «Романов убил человека». А другой может написать «Роман убил человека на войне, защищаясь». И Ферр все это разбирает и объясняет. Поэтому почитайте его «Антисталинскую ложь».

— Не буду с вами спорить, потому что иначе мы не успеем поговорить ни о чем другом. Зюганов возглавляет КПРФ уже дольше, чем Путин страну. Коммунисты были серьезной силой в 90-е годы. Сейчас в Думе, даже если они выступают против чего-то, это мало что решает. Не кажется ли вам, что лидер партии, которая так много уже исторически проиграла, должен освободить свое место для молодых?

— Вы знаете, на самом деле это не мне решать, честно скажу.

— Я ваше мнение спрашиваю. Личное мнение.

— В нашей партии и, наверное, в любой партии действует принцип демократического централизма. Что это значит? Это значит, что меньшинство избирается большинством и потом это большинство подчиняется этому меньшинству, но меньшинство отчитывается перед большинством. И если Зюганов на протяжении такого времени избирается, это же все идет с низов, то есть мы избираем там Барышникову, грубо говоря, Барышникова избирает выше, выше, выше, и все доходит до Зюганова. Если так происходит, значит, это так и надо.

— Вы считаете, что Зюганов достойный лидер?

— Я считаю, что достойный. По крайней мере он сохранил партию. Стоял вопрос о том, чтобы просто запретить коммунизм в принципе как идеологию и партию, в том числе в 90-е годы. Его заслуга, что партия продолжила свое существование и несмотря на то, что не все получается сделать, тем не менее мы сила. Я думаю, что все еще будет.

— Давайте вернемся к томским проблемам. Сейчас идет суд над Иваном Кляйном. Следите ли вы за этим процессом? Насколько вам кажется убедительным обвинение, которое ему предъявляют?

— Сказать честно, я не слежу специально. Но для меня, конечно, звучит странно, когда миллиардер, он же, по-моему, миллиардер, да? Или миллионер?

— Миллиардер.

— Когда миллиардер, который может купить землю, где ему хочется, выписывает своей дочке какой-то клочок земли. Для меня это кажется неправдоподобным. Это лично мое мнение. Конечно, будут разбираться органы правоохранительные и суд. У нас самый справедливый суд в мире. Но для меня это странно, имея сотни миллионов рублей, так подставляться.

— 8 июня день рождения у Ивана Кляйна. Вы можете вспомнить, что хорошего было сделано при Кляйне в Томске, он почти 2 срока руководил городом.

— Я с ним, честно говоря, сам не знаком. Пользуясь случаем, Иван Григорьевич, поздравляю вас с днем рождения. Желаю вам терпения, и долголетия, и здоровья, конечно. Я не могу сказать, что он сделал для города. Сходу ничего в голову не приходит. Знаю, что он поднял завод, хороший хозяйственник, мог разговаривать со всеми на равных. Но лично я с Кляйном не был знаком.

— Понятно. Вот если бы вас завтра избрали мэром, чтобы вы сделали на этом посту в первую очередь?

— Чтобы я сделал на этом посту в первую очередь? Конечно, я бы, наверное, следил за раскопками ресурсных организаций, потому что их уж очень много. У нас есть такой орган, как санитарная милиция. Наверное, вы знаете, которая должна за этим всем следить. Я бы наладил более плодотворную их работу. У нас сейчас в Думе города Томска создана рабочая группа, как раз по санитарной милиции. По мнению некоторых депутатов, работает она не очень удовлетворительно. Наладил бы ее работу. Дороги, конечно, у нас все видят. Буквально сегодня я разговаривал с людьми, и они говорят, что идет фреза, которая снимает асфальт сейчас, а новый укладывают в конце лета. Я бы наладил этот процесс. Убрал бы, наверное, заграждение в мэрии, чтобы люди могли спокойно заходить. Я считаю, что просто нужно чаще выходить к людям, общаться с людьми. Дороги третьей категории, насколько я знаю, уже не ремонтируются у нас десять лет. То есть такие мелкие вопросы, которые ежедневны. Городская Дума ближе всего к людям, самый низкий уровень представительной власти.

Роман Романов: У нас в стране есть достойные люди, которые могли бы стать президентом не хуже Путина Фото: телеграм-канал «Томскполит»

— В городе появились баннеры «КПРФ против президентского обнуления». Могли бы вы объяснить, собственно, почему вы против?

— Потому что в любом случае должна быть сменяемость власти. Если человек долго засиделся на одном месте, он уже начинает… Почему у нас, например, частенько происходит ротация генералов ФСБ? То есть глава ФСБ отработал, предположим, четыре года на одном месте, в одной области, его отправили в какой-то в другой регион, чтобы он не успевал обзавестись связями. Президент, собственно говоря, то же самое. Когда глава государства начинает уже под себя переписывать Конституцию, ну что здесь можно еще добавить? Сначала было положено два срока по четыре года, теперь уже два срока по шесть лет. Есть уже люди, которые родились и другого президента не знают.

— Вот от старшего поколения часто можно услышать, а кто, если не Путин? Вот вы кого бы хотели видеть на месте Путина?

— В 2018 году, когда были выборы президента, я считаю, что у нас был замечательный кандидат Павел Николаевич Грудинин. Есть совхоз имени Ленина, я был сам лично в этом совхозе. Действительно, там лучшая школа, которая признана ЮНЕСКО лучшей школой в Европе.

— В смысле школа?

— Просто общеобразовательная школа. Там даже скалодром есть. Например, Павла Николаевича Грудинина. Вообще, в принципе, у нас в стране, я считаю, есть достойные люди, которые могли бы стать президентом не хуже Путина, я думаю, а еще и лучше.

— У нас тут впереди выборы в облдуму и Госдуму. Могли бы вы уже назвать имена тех, кто будет баллотироваться от КПРФ?

— Как я уже сегодня говорил, у нас принцип демократического централизма действует и всех, кого мы выдвигаем, мы будем за них голосовать. Пока голосование не прошло.

— Вы имена не назовете?

— Пока я не могу сказать имена, потому что это даст некоторое преимущество нашим конкурентам, скажем так. Поэтому я пока воздержусь. Тем более что они не утверждены еще, потому что там ни Барышникова, ни Петров не говорят, что вот будет там Васечкин или кто-то другой. Проходит тайное голосование. Поскольку пока движения не произошло у нас внутри партии, об этом говорить, я считаю, пока смысла нет.

— И в завершение нашего разговора небольшой блиц. Лучшая улица в Томске?

— Я думаю, Ленина, наверное.

— Политик, которого вы уважаете больше всего?

— Рашкин Валерий Федорович. Мне нравится, как он говорит.

— И ваши любимые писатели?

— Бертран Рассел «История западной философии» — мне очень нравится это произведение.

Рассказываем о важном. ПОДДЕРЖИ ТВ2!

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2021 © "Мир компьютеров". Все права защищены.