#Шиес. Северное стояние

#Шиес. Северное стояние

«Обращаюсь к народу Российской Федерации, всей страны — не верьте тому, что говорят федеральные каналы. Здесь находятся люди, которые защищают свою жизнь. Свое право жить на чистом севере. Будьте с нами — приезжайте на Шиес! Руки прочь от Шиеса! Руки прочь от Шиеса!»

Это видеообращение к правительству, записанное активистами Шиеса не показали во время прямой линии с Путиным. Про Шиес на прямой линии вообще ничего не сказали. Между тем, уже год в Архангельской области на железнодорожной станции Шиес стоит палаточный лагерь, в котором сотни людей протестуют против строительства «экотехнопарка». И лагерь этот представляет собой самоуправляющуюся республику. О становлении гражданского общества в отдельно взятом регионе и других феноменах времени журналист ТВ2 Лариса Муравьева поговорила с собкором «Новой газеты» в Заполярье Татьяной Брицкой — во время учебы в Медиа-школе THISAM-2019.

Татьяна Брицкая, собкор "Новой газеты", Мурманск Фото: Лев Федосеев

1 июля из-за возгорания на атомной подводной лодке «Лошарик» в Мурманске погибли 14 человек. Вопрос тебе как к мурманчанке - как реагировали на трагедию в городе?

С подводной лодкой очень странная история. Мы же «Курск» пережили (подводная лодка «Курск» затонула в Баренцевом море 12 августа 2000 года, погибли 118 человек — прим.ред.). Тогда это был абсолютный шок для всего региона. Повсюду стояли люди с табличками «Курск» — встречали семьи, которые приезжали прощаться. Господин Путин к нам приезжал, и у него была полузакрытая встреча с вдовами, где его чуть не разорвали на куски. То есть, власти тогда задавали очень острые вопросы. А потом была программа Доренко — совершенно честная, на мой взгляд. И у людей тогда была огромная масса недовольства, возмущения, ужаса, оторопи и эмоций.

Сейчас происходит ровно то же самое — жертв меньше, но тоже — суперсовременная лодка, тоже — не на учениях, тоже — непонятно, что с ней происходит. Ни списка погибших первоначально не было, ни списка экипажа — все засекречено, никаких данных, вообще ничего.

Кольский залив, Мурманск Кольский залив, Мурманск Фото: Татьяна Брицкая

И у людей совершенно нет запроса, чтобы спросить о чем-то власть, военное командование — очень поменялось отношение к этим ситуациям. В городе, в области, не было слышно абсолютно ничего.

Когда не было еще списка погибших, единственное место, где он появился — это на сайте нашего храма православного. Там был размещен анонс вечернего заупокойного богослужения, и там было написано: «Будем молиться за погибших в море...» — и перечень имен. Без фамилий, но с именами. И в одночасье церковь стала ньюсмейкером, потому что это был единственный источник — узнать, сколько их и кто это примерно. Это, видимо, вызвало какой-то большой скандал, потому что к вечеру, когда панихида случилась, на панихиде поминали без перечисления имен. И было странно, когда священник берет требник, а там видно, что список написан, а он говорит — ну помолимся о всех подводниках на дне морском… И абсолютно не было такого ужаса, возмущения, которое было во время «Курска».

Более того, у нас было обсуждение на радио — почему молчит власть, почему люди не требуют ни списка погибших, ни списка выживших? Это был такой прайм-тайм, популярная станция, много всегда народа звонит, и большая часть звонивших говорила — «Зачем вы вообще этим занимаетесь, какая разница, кто это? Это — военная тайна, государство защищает свои секреты, у военных профессия — умирать, они герои, но мы не хотим знать их имен...»

Моряки Северного флота Моряки Северного флота Фото: Татьяна Брицкая

То есть, людям все равно, но они при этом звонили?

Да, но при этом говорили, что мы не хотим про это слушать, нам неинтересны эти проблемы… Еще говорили — что это же не наша лодка, они приписана в Оленьей губе — это гарнизон под Полярным, достаточно далеко от Мурманска. Но и «Курск» был приписан в Видяево. У нас лодки Мурманские не стоят. Но у всех есть родственники, друзья в Мурманске. И общий такой тренд — «это не наша лодка, это гарнизон из Петербурга».

Хотя люди в общем-то свои…

Хотя люди в общем-то погибли, и без разницы — откуда они. Возможно, это специфика Мурманска — регион милитаризированный, есть Северный флот, морская пехота. Но люди при этом очень пассивны в плане общественной жизни — у нас нет «движа», нет общественной дискуссии. У нас почти нет горизонтальных связей. Очень мало народа приходит на митинги. Помню, был митинг памяти Немцова, когда Немцова не стало — пришло 30 человек, и я поразилась — как много! То есть, это очень много — 30 человек на митинге — для Мурманска. Большая часть народа живет в надежде поскорее оттуда уехать. И нет того, что есть в том же Шиесе, Коми, Архангельске, что это — наша земля, что мы должны за нее стоять.

"Мы с вами..." Палаточный лагерь в Шиесе "Мы с вами..." Палаточный лагерь в Шиесе Фото: Татьяна Брицкая

А что сейчас происходит в Шиесе?

На Шиесе (железнодорожная станция на границе Коми и Архангельской области — прим.ред.) сейчас стоит палаточный лагерь протестующих против строительства свалки. При этом строительство приостановлено. Оно не прекращено, не отменено, не обнулено. Просто взят «тайм-аут» на «проведение экспертизы». Потому что наконец стало понятно, что экспертиз никаких нету. А стройка там уже год ведется. Там безумное количество строительной техники. Эту технику на время прямой линии с Путиным поставили на железнодорожные платформы, на всякий случай. Я как раз была там в это время. Типа, мы ее сейчас угоним. Но никуда она не уехала. Так вот эти платформы — стояло несколько эшелонов — ты начинаешь их считать и сбиваешься со счета, потому что они уходят куда-то за горизонт. Пять тысяч гектаров они собираются там освоить — все это земли лесного фонда официально. По документам там можно грибы собирать.

Строительная техника в Шиесе Строительная техника в Шиесе Фото: Татьяна Брицкая

Люди первоначально перекрывали дороги, чтобы не допустить проезда строительной техники. Их достаточно жестко стала зачищать полиция, поэтому люди разбили палаточный лагерь — они наблюдают за происходящим, фиксируют нарушения, пишут заявления в полицию и так далее. Очень мирный протест — никаких нет провокаций, стычек и так далее. Но два раза в день полиция приходит в лагерь. Просто посмотреть — человек по 10.

Накануне полицейские стали требовать у всех присутствующих паспорта для установления личности. Это мне люди из Шиеса написали. Требовали удостоверения личности без оснований — мотивировка была такая: «Я участковый, должен знать свое население». Но там вообще-то лес, и белок, видимо, не переписывали.

Полиция в палаточном лагере Полиция в палаточном лагере Фото: Татьяна Брицкая

Думаю, этот перерыв на время прямой линии и чуть дальше — он не для того, чтобы сделать экспертизы. Он для того, чтобы немножко слить протест. Потому что люди стоят уже год — и это тяжело. И финансово — тяжело. У людей свои проблемы. И до Шиеса надо как-то еще добраться. Там отменили остановку. Туда нельзя купить билет. Там не останавливается поезд. Если ты хочешь доехать, ты должен ехать до следующей станции, и обратно 20 км идти пешком. Или ехать на велосипеде — потому что там нет проезжей дороги.

И люди едут до Мадмаса. И 20 км идут пешком. Чтобы протестовать. И это абсолютный антропологический феномен, потому что в Шиесе происходит становление гражданского общества. Люди, которые готовы брать выходные и отгулы и ехать черти куда — где мошки, москиты и все прочее, и 20 км идти пешком, чтобы протестовать — это очень круто.

Палаточный лагерь в Шиесе Палаточный лагерь в Шиесе Фото: Татьяна Брицкая

Протестующих прессуют?

Людей начали штрафовать за стычки с чоповцами. Разные силовые провокации снимаются на видео, и я так понимаю, что выдергивают под штрафы и суды тех, кого на видео опознали. Им выкатывают очень большие штрафы. Например, для пенсионера 20 тысяч рублей — это очень большой штраф. А 250 тысяч — еще больше. Но люди моментально выстроили такие краудфандинговые платформы на пунктах бессрочного протеста, которые находятся в городах Архангельской области, в республике Коми и в Вологде. Там быстро собирают деньги на оплату штрафов, все быстро платится, люди выходят абсолютно чистыми. Думаю, что протестующих просто хотят взять измором — сейчас туда не доехать, не добраться, мы вас штрафуем, ничего не происходит, движа никакого нету, идите по домам… Когда вы разойдетесь — тогда мы и начнем.

Шиес Шиес Фото: Татьяна Брицкая

Много народа сейчас протестует в Шиесе?

Единовременно до 300 человек может находиться. Это плавающая цифра — кто-то приехал, кто-то уехал, там же нет графика дежурства. Едут архангелогородцы и из Коми, потому что в Коми населенные пункты к Шиесу ближе, хотя юридически это — Архангельская область. Сейчас в Шиес съезжаются с разных концов страны. При мне приехал мужик из Барнаула, который прочитал про Шиес, и употребил свой отпуск на то, чтобы туда съездить. Взял билет на самолет за 25 тысяч, приехал туда и остался на время своего отпуска.

Вокруг этого уже сложилась своя субкультура — там каждый вечер концерты проходят. Я когда была там, туда приехал чудесный Володя Политов, из Коми, из Сыктывкара, у них есть знаменитый коллектив — «Балалайка имени Семена Налимова». Четыре балалаечника приехали, тоже встали на вахту. Потом ребята уехали, а Володя остался, днем он работает со всеми — ходит в посты, воду носит, а вечером он играет концерты.

Шиес Шиес Фото: Татьяна Брицкая

Как устроен это лагерь — есть там какой-то центр управления?

Почему я говорю про антропологию, потому что у нас, оказывается, вполне себе возможно устроить республику. Без командиров. Полиция там периодически задерживает людей — они все ищут, кто тут главный. Мол, главного посадим, и все разбегутся. Но задерживают-задерживают, а никто не разбегается. Потому что главных нет. Там устроено все так: есть какие-то зоны ответственности — понятно, чтобы люди были сытые, их надо кормить, а для этого нужно готовить. Чтобы была вода, ее нужно носить откуда-то. Это естественно. Каждый раз, когда поезд приходит и приезжают люди, устраивают общий сбор. Те, кто есть, рассказывают тем, кто прибыл — где можно взять спальный мешок, где можно взять палатку, если нет своей, где можно взять теплые носки, репеллент от комаров. Кто умеет готовить — идите готовьте. Кто хочет — запишитесь в наряды. Но нет ни одного человека, который бы отдавал указания. То есть, люди просто договариваются между собой.

Раздельный сбор мусора в Шиесе Раздельный сбор мусора в Шиесе Фото: Татьяна Брицкая

Плюс еще есть большая поддержка от людей из сопредельных городов. Которые в Шиес по каким-то причинам не доезжают, но готовы помочь. И это очень трогательно — посылают и продукты, и готовую еду — бабушки пирожки передают с поездами. В Шиесе есть теплица с припасами — все там подписано: медикаменты, таблетки от давления, макароны, средства от комаров. Поезд приходит — им это сбрасывают. Там главная проблема — это питьевая вода. Потому что на Шиесе болота — все стоит на торфянике. Там вода ржавая — коричневого цвета — чтобы помыться. Но ее нельзя пить — скважины там нету. Воду передают с поездами из Урдомы. Это достаточно далеко. Передают бутилированную и обратно увозят бутылки. Сейчас это все сложно. Потому что поезд перестал останавливаться. Не знаю, как они сейчас это решают, видимо, пешком носят.

Фото: Татьяна Брицкая Фото: Татьяна Брицкая #Шиес. Северное стояние #Шиес. Северное стояние

Продолжая тему становления гражданственности и того, какие формы она принимает, невозможно обойти вниманием архангельского Человека-дерево — Древарха...

Да! Древарх — очень известный персонаж в Архангельске, любит слово «фрик» и не обижается на него. Мне кажется, это такой художник-акционист, потому что его часто принимают за сумасшедшего, но у него есть справка, что он не сумасшедший. Он бывший бизнесмен — говорит про себя: «Был олигархом, стал Древархом». Бизнесмен из 90-х, у которого произошла переоценка ценностей, и он ушел в такой акционизм. Он называет себя «Человеком-деревом». Он меняет себе периодически паспорта. У него было 26 смен паспорта — поэтому он был уже Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Анатольевич Медведев.

В образе Медведева он сделал такую акцию — он приехал на Красную площадь и там стал буйствовать. А когда его задержали, все медиа естественно написали, что на Красной площади арестовали Дмитрия Анатольевича Медведева.

Древарх Просветленный Древарх Просветленный Фото: со странички ВК: https://vk.com/id4737921

Вообще его зовут Андрей Христофоров — по первому паспорту. А сейчас он по паспорту — Древарх Просветленный. И он с Шиесом, безусловно, связан, потому что все его перфомансы, они большей частью про экологию. У него девиз: «Посади свое дерево, спаси свою планету». Он устраивает флешмобы по посадке деревьев в Архангельске. И когда случился Шиес, он туда поехал и ездил достаточно часто. Он там — символ протеста, его безумно любят. Потому что он такой — в хламиде, с крыльями, на лице у него зеленая татуировка. Его трудно не заметить. Его недавно на Шиесе задерживали достаточно жестко. Потому что он в своем неподражаемом духе учинил акцию.

В первый день, когда поезда перестали делать остановку в Шиесе, он сел в поезд и поехал. И все сели и поехали, в надежде, что поезд все-таки остановится. Когда поезд без остановки проезжал мимо, Древарх как бы случайно зацепился за стоп-кран. И пока его била милиция за это, все, кто ехал в Шиес, успели там выйти.

Я собираюсь съездить к нему на встречу — чтобы понять, кто такой Древарх на самом деле. Он согласие на интервью дал, но предупредил, что так заранее свою жизнь не планирует. Мол, я же — дерево. Надеюсь, его к моменту нашей встречи не посадят…

Шиес Шиес Фото: Татьяна Брицкая

Вообще, интересно, что экологические протесты на севере происходят очень активно. Наверное, это главная история северо-запада этого сезона. Потому что они есть и в Карелии. И в Архангельске — не только в Шиесе. В дачном поселке рядом с Архангельском хотели устроить городскую свалку, потому что в Архангельске действующая свалка в ужасном состоянии. И люди почти год протестовали, пикетировали и так далее — и они добились своего, решение о строительстве свалки отклонено.

В Коми очень много протестуют по поводу разливов нефти компаниями Лукойла. И очень успешно — там есть комитет спасения Печоры — такая экологическая организация, которая состоит из местных жителей, которые с 80-х годов успешно бодаются с Лукойлом. И заставляют его периодически возвращаться в берега.

В Сегеже и под Петрозаводском планируется строительство двух огромных свалок. Есть подозрение — что это будет второй Шиес. Тоже народ протестует. В прионежском районе люди протестовали против открытия 10 гравийных карьеров. Пока им пообещали, что их мнение учтут, и карьеры строить не будут. У нас в Мурманске пока не так активно. Может, не докатилось еще. Но вообще интересно, что северо-запад встает.

Шиес Шиес Фото: Татьяна Брицкая

А почему именно сейчас?

А потому что посягают уже не на права человека, не на деньги, не на рабочие места, не на перспективы. Посягают на землю и экологическое благополучие. То есть, грубо говоря, у меня ничего нет, у меня есть кусок земли, грибы-ягоды-вода и воздух. Больше у меня ничего не осталось. И если у меня еще и это хотят забрать — вот это, видимо, и есть та критическая точка. Помнишь, мы все спорили, телевизор победит холодильник или холодильник телевизор? Что люди пойдут и встанут, когда колбаса кончится? Это все не работает. А вот сработало это, когда пришли на их землю просто.

Источник

Редакция: info@belle-clinique.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM
2019 © "Мир компьютеров". Все права защищены.