«Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»...

«Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»...

А еще ежей, куниц и диких кошек.Что с ними делать и зачем это вообще было нужно?

Фото: Полина Диденко

В фонде Научной библиотеки ТГУ хранится четыре миллиона печатных изданий. Среди этого множества я наткнулась на книгу, которой более 120-ти лет — «Определитель млекопитающих животных Томского края». Ниже, буквами поменьше, название продолжается — «с приложением краткого описания способов их первоначальной обработки».

Я противник эксплуатации животных, а уж тем более — охоты на них. Но этой книгой очень заинтересовалась. Потому что далека от естественных наук. Захотелось все-таки узнать, что за первоначальная обработка. Для чего? Как? А может, не все так страшно?

Руководство для коллекторов из народа

«Определитель млекопитающих животных Томского края» составил в 1900 году Николай Феофанович Кащенко. Ординарный профессор зоологии и сравнительной анатомии Императорского Томского университета, а также — основатель университетского зоологического музея.

Большую часть книги занимают таблицы с подробными описаниями 143 видов и подвидов млекопитающих. Рост и вес животных, плотность и окрас шерсти, цвет и размер когтей, количество и расположение зубов, соотношение длины ушей и хвоста. Максимально подробные описания для максимально точного определения.

«Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»... «Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»... «Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»... «Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»... «Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»...

Кроме таблиц в «Определитель» дает инструкцию, как добыть животное, не повредив его. Потом — как его обработать сухим или влажным способами, защитив от гниения и разрушений. Тут становится ясно, что это, собственно, за обработка и зачем она вообще нужна.

Дело в том, что вся книга Николая Феофановича — руководство для коллекторов. Так называют не только людей, приходящих к неплательщикам, чтобы собрать долги. В биологии коллекторы — это собиратели и хранители ботанических и зоологических коллекций. Благодаря им и пополнялись коллекции Зоологического музея Томского университета.

Зоологические коллекции — неотъемлемая форма документации научных исследований. Намного более ценная, чем просто наблюдения в виде записей. Коллекции помогают собрать воедино материалы и понять, как разнообразны животные и где они обитают. А также являются источниками для будущих исследований.

Обычно коллекции собирают сами зоологи. Но в начале ХХ века 1900 зоологов было немного а животный мир наших краев был изучен слабо. Поэтому — и пытались подготовить коллекторов из обычных людей.

Поддерживалась связь с обычными крестьянами и деревенскими мальчишками. Есть много зверьков, которых трудно добыть ловушками и стрельбой, но легко встретить во время полевых работ. Предполагалось: чем больше людей будут знать о коллекторской деятельности, тем выше шансы получить тот или иной экземпляр.

Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко

Когда местные жители добывали животное, то передавали его коллектору для правильной обработки. После чего каждый экземпляр нужно было правильно описать: место и время поимки, пол животного, его научное и местное названия, а также имя коллектора. Вся эта информация собиралась на бирке и вместе с животным отсылалась в музей. Без такой этикетки посылка не имела никакой научной значимости.

На посылках следует писать подробный и точный адрес отправителя, а направлять их, смотря по весу, почтой или через транспортную контору на имя Зоологического музея Императорского Томского Университета. (цитата из книги адаптирована под современный русский язык)

Чаще всего Зоологический музей не платил коллекторам — сотрудничество было на взаимном интересе. Люди присылали животных, находили ответы на свои вопросы, а музей получал научный материал, который надо было сохранить. Исключение — когда это очень редкий вид животного. В таком случае человек приходил сразу с ценой, так как понимал ценность экземпляра и не стал бы отдавать его просто так.

Неисследованная Сибирь

На момент выхода книги географического понятия «Томский край» — не было. Имелась в виду Томская губерния. Писать так в книге профессор Кащенко предусмотрительно не стал. Потому что административные термины неустойчивы, состав губерний часто менялся. Замени «край» на «губерния» — «Определитель» быстро потерял бы свою актуальность.

Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко

— В тот период изучение фауны Сибири вызывало большой интерес. Именно поэтому многие ученые ехали в новый Томский университет, чтобы реализовать себя не только как преподавателей, но и как исследователей. Томский край привлекал тем, что природа региона практически не была изучена. Данные о фауне, которые имелись в то время, основывались больше на экспедициях, а планомерные исследования — только начинались. — рассказывает заведующий Зоологическим музеем ТГУ Вадим Ярцев.

При чтении книги возникает вопрос: почему в 1900 году, если верить «Определителю» Кащенко, музею были нужны именно млекопитающие?

— Интерес был к изучению всего многообразия животных, не только млекопитающих. А если говорить про данную книгу, то в ней просто обобщен итог работы Николая Феофановича именно с этой группой. У него есть работы и по гадам Томского края, так тогда называли земноводных и пресмыкающихся, и по эмбриологическому развитию животных, и даже по садоводству в Сибири. Профессор Кащенко имел очень широкий круг научных интересов, одним из которых являлась фаунистика.

Обывательская лягушка в спирте

Сегодня способ поступления животных в музей не сильно изменился:

— Зачастую студенты естественно-научных специальностей из любопытства собирают материал, а потом привозят его нашим специалистам, чтобы узнать о нем подробнее. Нередко животных приносят местные жители. Рассказывают, где нашли, а мы оцениваем и решаем, принимаем это себе или нет. Однако все-таки основной способ пополнения коллекций — сборы профессиональных зоологов в ходе научных исследований. — поясняет Вадим Ярцев.

Иногда музей покупает уже готовые образцы. Когда это важно для экспонирования. Есть специально изготовленные учебные или демонстрационные препараты, которые рассказывают об особенностях тех или иных животных. Препарат — от слова «препарирование». То есть материал, полученный в процессе препарирования для научных исследований. Например, влажный препарат — это знакомая нам лягушка в емкости с этиловым спиртом или формалином.

Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Препарат, привезенный Николаем Кащенко, — яйцо акулы. Фото: Полина Диденко Препарат, привезенный Николаем Кащенко, — яйцо акулы. Фото: Полина Диденко

— Были и сейчас имеют место быть случаи, когда покупалась целостная коллекция таких препаратов. Кроме того, возможен и обмен — одна научная организация отправляет другой коллекцию, а другая — взамен свою.

Самый редкий и не совсем обычный способ поступления — после гибели в зоопарках или при содержании в неволе дома. Если вовремя выполнены все необходимые меры и животное сохранено, то оно может быть принято музеем. В Зоологическом музее ТГУ такие экспонаты есть.

Исследования для исследований

В музей брали не только уникальные экземпляры. Распространенные животные, те, что уже имелись в коллекциях, также представляли и представляют ценность.. Потому что одно и то же животное имеет различные особенности в зависимости от возраста, места обитания и сезона поимки. Поэтому, чтобы выяснить его постоянные особенности, нужно было иметь как можно больше экземпляров.

Самыми востребованными экземплярами млекопитающих для Зоологического музея Томского университета на момент написания книги стали новорожденные и утробные медвежата, любые ежи и любые куницы, сусленики и кошки (все, кроме рыси и домашних).

«Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»... Фото: Полина Диденко

Сегодня объем коллекций, собранных в музее — около 120 тысяч экземпляров животных и их частей. Малая часть — экспонируется, значительная — располагается в специальных фондах хранилища музея.

— Наш музей регулярно предоставляет предметы для проведения большого практикума по зоологии позвоночных. Где студенты могут углубленно знакомиться с особенностью строения животных, а также с их разнообразием. В музее есть такие материалы, которых нет на кафедрах. Например, специально изготовленные Кащенко анатомические препараты акул, которые он привез из своей европейской командировки. — рассказывает Вадим Ярцев.

Чучело, изготовленное Николаем Кащенко Чучело, изготовленное Николаем Кащенко Фото: Полина Диденко

Самая важная задача коллекций — научная. Они используются для изучения различных аспектов биологии животных. Коллекции пополняются за счет научных исследований и становятся основой для новых.

Прикоснуться к истории

Срок хранения препарата зависит от его типа. При правильном уходе влажные могут храниться практически неограниченное количество времени. Например, до сих пор существуют коллекции Карла Линнея, которые он собрал в 18 веке. Такой же срок хранения — и у остеологических препаратов (скелеты животных и их части).

А вот, например, чучела и тушки портятся намного быстрее. Поскольку это обработанная кожа и ее производные, которые со временем утрачивают изначальные свойства и вид. Чем меньше к ним обращаются, тем лучше они сохраняются.

Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко Фото: Полина Диденко

Сложнее всего хранить сухих расправленных насекомых. Потому что они очень хрупкие и даже при первом монтаже (когда из животного только начинают делать препарат) их можно повредить. Но несмотря на это в коллекции Зоологического музея ТГУ есть такие экспонаты, которым около ста лет.

— Одно дело — увидеть животное, которые было зафиксировано совсем недавно. А другое — увидеть препараты, которые приготовили Иоганзен, Кащенко или Кулябко. В этом и заключается самая главная ценность естественно-научных коллекций — через работу с ними мы можем прикоснуться к истории.

«Утробных медвежат отправлять в Зоологический музей Императорского Томского университета»... Фото: Полина Диденко

ПОДДЕРЖИ ТВ2!

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2021 © "Мир компьютеров". Все права защищены.