«Живенько и с огоньком»: городские депутаты о сохранении исторического наследия в Томске

«Живенько и с огоньком»: городские депутаты о сохранении исторического наследия в Томске

Сегодня в Томске прошло заседание комитета по градостроительству, землепользованию и архитектуре Думы города Томска, на котором председатель комитета по охране объектов культурного наследия Томской области Елена Перетягина рассказала, что в настоящий момент происходит с проектом границ Исторического поселения федерального значения Томска.

Елена Перетягина опровергла информацию РИА «Томск» о том, что Министерство культуры РФ вернуло проект границ исторического поселения Томска на очередную доработку. Она сообщила, что этот документ в регион не поступал, что все идет по плану и проект будет утвержден во вновь обозначенный срок, до июля 2021 года. Напомним, первый срок, когда по поручению президента Владимира Путина губернатор Томской области Сергей Жвачкин должен был обеспечить принятие проекта границ исторического Томска, был обозначен до 31 мая 2019 года.

Согласно выступлению Елены Перетягиной, в затягивании принятия проекта исторических границ виновата некая некоммерческая организация под названием Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), которая почему-то хочет сохранить как можно больше исторической застройки в Томске.

Надо отметить, что из выступления Елены Перетягиной никто ничего не понял, в чем публично признался спикер гордумы Чингис Акатаев. Далее посыпались вопросы, между депутатами затеялась перепалка. «Иногда казалось, мужчины могут перестать за себя отвечать и, как витиевато высказался Владимир Самокиш, «верхние конечности войдут в соприкосновение с лицевыми поверхностями друг друга», — описывает обстановку в гордуме Елена Ульянова.

Под конец перепалки Чингис Акатаев задал Елене Перетягиной провокационный вопрос: «Раз мы пять лет уже не можем определиться с границами исторического поселения, то, может быть, стоит нам отказаться от почетного федерального статуса?».

На этот вопрос глава комитета по охране объектов культурного наследия Томской области смогла дать понятный всем ответ: «Статус федеральный, ни область, ни город от него отказаться не могут. Деревянная архитектура Томска признана достоянием всей России».

После заседания часть депутатов, участвовавших в жарких дебатах, опубликовала свое мнение в телеграм-каналах. Ниже приводим краткие выдержки из них.

Владимир Самокиш, Единая Россия:

— Обсуждали живенько и с огоньком:депутат Канарев, например, трактовал вопрос Чингиса Акатаева о возможности отказа от статуса исторического поселения в Томске в качестве позиции всей партии «Единая Россия». Вопрос такой спикер, действительно, задал, однакосчитать ВОПРОС к докладчику ПОЗИЦИЕЙ ПАРТИИ — некорректно, о чем мне пришлось также высказаться. В любом случае принятие решения о границах исторического поселения не входит в полномочия муниципалитета, это уровень Министерства культуры РФ. Можно обсуждать, как эти границы будут проходить – не более. Чем сегодня, собственно, и занимались.
Радует одно — вопрос баланса между развитием города и сохранением исторического наследия никого из депутатов равнодушным не оставляет.

Елена Ульянова, Партия Роста:

— О границах. Я не специалист. Как они должны устанавливаться – пусть обсуждают эксперты. Но я знаю историю про Калининград-Кенигсберг. Даже в разрушенном после войны Кенигсберге оставались целые кварталы исторической застройки. Традиционной, авангардной. Но после войны их за памятники архитектуры никто считать не хотел. Наоборот. Даже поговорка была: мол, не было никакой восточной Пруссии, а было голое место «от Адама до Потсдама». То есть от первого человека до Потсдамской мирной конференции. Никто никаких границ исторического поселения не устанавливал, статуса памятников немецким особнячкам не присваивал. В них селились не самые выдающиеся советские граждане, пристраивали что-то, перестраивали. Все как у нас в деревянных домах.
Все изменилось в конце прошлого века. Состоятельные калининградцы и не только они перестали хотеть жить в многоквартирных человейниках и скупили все немецкие дома. Восстановили, пристроили, расширили. В результате упадочный район Амалиенау стал туристической достопримечательностью, престижным местом жительства. Потому что, повторюсь, никто не пытался сохранить, провести границы, утвердить их в Минкульте. Да, что-то привели в негодность, но ансамбль сохранился. А мы в Томске можем скоро получить красочный ансамбль развалин.
Ни в коем случае не претендую на истину. Тем более, что отказаться от статуса исторического поселения фактически невозможно. Придется искать его границы.

Андрей Петров, КПРФ:

— Заседание комитета по градостроительству четко показало: вопрос о границах исторического поселения перешел все границы терпения и понимания.
Неосторожный вопрос спикера о том, существуют ли правовые механизмы для снятия статуса исторического поселения, вызвал много эмоций. Очевидно, если в июне границы исторического поселения опять не примут, «грянет буря» и среди общественников, и среди томичей, и среди депутатов.
На комитете высказал свою позицию, которой придерживаюсь уже давно: я не согласен с общественниками в их благородном желании объять необъятное, зачастую в ущерб логике. С одной стороны, ВООПИиК «бился» за район, который сейчас застроен частными домами вокруг «Изумрудного города», где от исторического наследия уже ничего не осталось. А с другой, по информации областного Комитета по охране памятников, общественники вполне допускают, что в районе «Болото» можно строить пятиэтажки (по словам председателя томского отделения ВООПИиК Марии Боковой, данная информация неверна — прим. ред.).
Хотя и их позицию можно понять. Недоверие к любым инициативам власти, слишком глубоко укоренившееся в нас, возникло тоже не на пустом месте.
Так или иначе, нужно возвращаться к практике комплексного восстановления памятников на условиях полноценного софинансирования с регионом. При предыдущем губернаторе так была полностью отреставрирована ул. Кузнецова. Сегодня все, что может себе позволить город — порядка 25-30 млн на год. Максимум, это восстановление одного дома. А ремонт крупных объектов, как дом на Ленина, 56, растягивается на несколько лет.

Чингис Акатаев, ЕР:

— Сегодня на комитете по градостроительству задал вопрос Елене Владиславовне Перетягиной: что будет, если мы откажемся от статуса исторического поселения?

Этот вопрос возник уже не в первый раз. Проблема границ исторического поселения тянется уже не один год. В Томске сегодня 39 федеральных памятников, 344 региональных и 1043 ценных градообразующих объекта. Все они войдут в границы исторического поселения и подлежат сохранению. Правда, денег на их сохранение нет. Кроме муниципальной программы, по которой не первый год ремонтируется всего один дом (пр. Ленина, 56), сегодня действуют всего две программы по сохранению памятников. Одна, федеральная, имеет четкий перечень восстанавливаемых объектов – это религиозные федеральные объекты. Там мы денег точно не получим. В региональной программе на финансирование мероприятий давно уже стоит ноль.

Я понимаю возмущение и претензии общественников, которые ратуют за сохранение всего деревянного зодчества, независимо от исторической ценности. Такая точка зрения понятна. Но никто не смог предложить источник финансирования. А это не один миллиард рублей.

Повторю еще раз: хайповать легко и, наверное, приятно. Но решать вопрос, от которого зависит судьба города, нужно сейчас. Иначе мы потеряем ВСЕ историческое наследие.

В конце хотелось бы привести мнение историка архитектуры, лауреата премии «Просветитель», автора книги «Анатомия архитектуры Сергея Кавтарадзе, который принимал участие два года назад в обсуждении проблем сохранения исторического наследия за круглым столом «Томск исторический. Будущее прошлого», посвященном проблемам сохранения пространства исторической памяти Томска.

Есть такое выражение — ткань городской застройки. В этой ткани городской застройки появляются дыры. Но Томск имеет шансы стать флагманом в России в плане понимания того, что мы собственно защищаем. Город получил статус исторического поселения федерального значения, но я бы это называл по-другому. У меня есть предложение, пусть неофициально, называть Томск пространством исторической памяти российского государства. Почему? Потому что, когда вы спорите о границах исторического поселения или решаете вопрос, куда «всунуть» новый торговый центр, это одно. А когда вы будете пытаться урезать границы исторической памяти, то встанет вопрос: «А патриот ли ты своего города и страны?» — сказал Сергей Кавтарадзе.

Ссылки по теме: ​

Лыко да мочало – начинай сначала: границы исторического поселения снова хотят перекроить

Татарская слобода: заброшена и умирает?

Наконец-то! Томск определился с историческими границами

Где проходит граница между историей и вымыслом? Академики РААСН дали ответ

Путин дал Жвачкину срок до лета на решение вопроса о границах исторического поселения

Сергей Жвачкин: Принятию исторических границ Томска мешали бюрократические проволочки

Как уничтожить исторический Томск в рамках закона

Источник

Редакция: | Карта сайта: XML | HTML | SM
2021 © "Мир компьютеров". Все права защищены.